rispost Джулиан Ассанж и Pussy Riot — жертвы «свободы слова»

Июнь 29th, 2018

Наши так называемые современные демократии должно быть действительно тяжело больны, если пытаются таким образом сохранить те жалкие крохи власти, что еще остаются у них перед тираническим напором экономики: они осмелились под прикрытием правосудия покуситься на свободу слова, а в самых запущенных случаях на свободу мнения или даже мысли!

Как ни парадоксально, но именно это сегодня объединяет две бывших сверхдержавы времен холодной войны с ее равновесием страха. Речь идет о США, чемпионе во всех весовых категориях дикого капитализма, и России, которой удалось совершить невероятный, но от этого ничуть не менее неприглядный подвиг, объединив в рамках одной политико-идеологической системы два главных бедствия в истории человечества: девиации либерализма и эксцессы социализма с приправкой из неудобоваримой дозы глобализации. Браво, Путин: обставить тебя в этой маленькой, но извращенной игре сегодня под силу только китайцам с их священной коровой в лице Коммунистической партии.

Так, в США на голову основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа (Julian Assange) сыплется целый ворох обвинений в шпионаже за разглашение бесчисленных государственных тайн, среди которых, о чем напрочь забывают в далеко небеспристрастных судах, значатся и военные преступления американской армии в Ираке и по всему миру. Так чем может завершиться такое судилище? Никак не меньше пожизненного заключения или смертной казни для этого глашатая прозрачности СМИ и свободы информации!

Поп-музыка не для попов?

В России же на первое место вышло дело феминистской панк-группы Pussy Riot, участниц которой обвиняют в «хулиганстве» и «богохульстве». Ретрограды из всемогущей православной церкви не смогли смириться с тем, что 21 февраля этого года они, с капюшонами на головах и электрогитарами в руках, «осквернили» алтарь московского Храма Христа Спасителя, исполнив провокационный «панк-молебен» с не менее скандальным названием «Богородица, Путина прогони».

Без сомнения, православным священникам хотелось бы, чтобы поп-музыка стала (да простится мне, такая очевидная игра слов) «музыкой попов». О, ужас! Какое богохульство! Снова…

Гнусный и скандальный приговор по делу трех этих девушек выходит за рамки разумного. Два года в колониях, которые раньше назывались ГУЛАГом и были так прекрасно описаны великим Александром Солженицыным.

Бунт как образ жизни

При всем этом с исторической точки зрения мы видим здесь продолжение одной из лучших традиций рок-музыки: здоровый и даже необходимый бунтарский дух молодости, который проявляется в треш-исполнении и резких жестах в сторону установившегося порядка.

«Бунтарь, бунтарь», — пел утонченный денди-декадент Дэвид Боуи (David Bowie) во времена неистового Зигги Стардаста (Ziggy Stardust). Да разве и сам дьявол, если верить Библии, это не мятежный, падший или даже упадочный ангел? Именно такая мысль легла в основу одного из самых скандальных и спорных хитов той все еще целомудренной эпохи, который проложил себе путь наверх в лондонских и нью-йоркских хит-парадах: Simpathy for the Devil группы Rolling Stones. Кроме того, разве, как следует из названия знаменитой голливудской картины («Дьявол носит Prada», 2006 год), сегодня, в парадоксальное время, когда мода становится смыслом существования, не говорят, что дьявол носит Prada?

Да и вообще, разве Бог не умер, как смело заявил Ницше на рубеже XIX и XX веков в «Веселой науке» и «Так говорил Заратустра»?

По ту сторону добра и зла

Такая намеренно аморальная позиция художника находит отражение у Оскара Уайльда в его теории «искусства ради искусства», которую он сформулировал более четким образом. «Художник не моралист. Подобная склонность художника рождает непростительную манерность стиля», — пишет он в предисловии к «Портрету Дориана Грея».

«Порок и добродетель — материал для его творчества», — продолжает он, предвосхищая сокращение доли этики в эстетике. Но это еще не конец. «Все искусство аморально», — восклицает он в «Критик как художник». «Эстетика выше этики. Она принадлежит сфере более высокой духовности. Научиться видеть красоту вещей — это предел того, чего мы способны достичь. В становлении личности даже обретенное ею чувство цвета важнее обретенного понимания добра и зла», — развивает он свою мысль.

Здесь опять-таки появляются Ницше и его трансмутация ценностей во всем их драматическом великолепии. «Нет вовсе моральных феноменов, есть только моральное истолкование феноменов», — гласит его афоризм 108 из «По ту сторону добра и зла».

Именно недостаточное осознание такого рода соображений, которые имеют решающее значение для понимания природы и истории рока, объясняет критику, неприятие или даже запрет некоторых ярчайших его представителей в их эпоху. Сегодня мы наблюдаем то же самое с Pussy Riot!

Бунтующая женщина или женский дендизм

Дело в том, что эта женская и феминистическая рок-группа представляет собой современное воплощение «бунтующего человека» (хотя в нашем символичном случае следовало бы сказать «бунтующей женщины»), о котором раньше так красиво говорил Альбер Камю.

Так, в его эссе «Бунтующий человек», а, если точнее, в главе «Мятежные денди» утверждается следующее: «Денди творит свою собственную цельность эстетическими средствами. Но это эстетика своеобразия и отрицания. (…) Предназначение денди — быть оппозиционером. Он держится только благодаря тому, что бросает вызов. До сих пор все сотворенное получало свою цельность от творца. С того момента, когда человек освящает свой разрыв с творцом, он отдает себя на волю текущим минутам и дням, собственной рассеянной восприимчивости. (…) Денди достигает собранности и выковывает свою цельность благодаря все той же силе отказа. (…) Денди может представить себя, лишь представая перед кем-то. (…) Его призвание — в его неповторимости, а способ самосовершенствования — повышение собственной ценности».

Камю видит в дендизме трагедию одиночки, одно из главных художественных выражений (пусть и «черного») романтизма: «Романтизм показал, что бунт с определенной стороны связан с дендизмом. Одно из его направлений — эпатаж. В своих расхожих формах дендизм признается, что тоскует по морали. Дендизм есть не что иное, как честь, выродившаяся в дело чести. Но вместе с тем он открывает эстетику, которая царит еще я в нашем мире, эстетику одиноких творцов, упрямых соперников заклейменного ими Бога. Начиная со времен романтизма художник ставит перед собой задачу не только творить мир, не только воспевать красоту ради красоты, но также и определять свою позицию. В таком случае сам художник становится моделью, он предлагает самого себя в качестве образца: искусство — это его мораль».

Черный романтизм

Подобная «трансцендентность зла» перекликается с одним из предшественников таких рок-групп, как Pussy Riot, как нельзя лучше отражая всю сложность и чувствительность души нашего XXI века: речь идет о лидере The Velvet Underground Лу Риде (Lou Reed). В 1960-х и 1970-х годах его группа выступала на самых сумасшедших сценах Нью-Йорка, а бесспорный мэтр поп-арта Энди Уорхол (Andy Warhol) взял его под свое крыло и даже продюсировал альбомы в своей знаменитой студии The Factory.

Бруно Блум (Bruno Blum) предлагает нам прекрасное, пусть и несколько мрачное описание в книге «Электро-денди» (Lou Reed — Electric Dandy): «Рид воплощает в себе нарушение запретов, о которых он говорит в своих песнях (…). Его разрыв с «классическим» роком говорит об изначально романтическом шаге. Однако этот романтизм превратился в ультра-романтизм: он нашел отражение в исполненной крайностей жизни Лу Рида и воспринимается как таковой. Проклятый, непонятый поэт… Его экстремальный романтический образ стал символом нового, черного романтизма 1970-х годов. Речь идет об эстетическом романтизме, в котором даже смерть может быть исполнена романтики. Такое бунтарское отношение изменило лицо рок-н-ролла с абсурдной, трансцендентной заносчивостью, которая воспринимается частью публики как нечто возвышенное, как некий абсолют, подразумевающий яркую и бурную жизнь, а в худшем (или лучшем) случае — смерть. Этот последний дендизм, медленное самоубийство — это триумф внешности и эго».

Все это неизменно от Лу Рида до Pussy Riot: позор в изяществе. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что современные «рок-звезды» от Мадонны до Пола Маккартни и музы Джона Леннона Йоко Оно неизменно встают на защиту Pussy Riot. Поступить так нужно хотя бы во имя неотъемлемой для каждого свободы слова, без которой просто не может быть настоящей демократии!

Призыв к освобождению Pussy Riot

Так, когда же ждать новой революции в Москве с разноцветными капюшонами в стиле Pussy Riot вместо лысой черепушки Ленина и песнями The Velvet Underground в качестве манифеста?

Да, этот великий день, о котором столько говорили некоторые из наших пращуров, в глазах новый поколений напоминает концерт на андеграундной сцене.

Так, освободите же этих панков, господин Путин, если не хотите повторить печальную судьбу ваших предшественников сталинской эпохи. Потому что после «десталинизации» в Советском Союзе в современной России в ближайшие годы вас может поджидать не менее болезненная «депутинизация»…

Имеющий уши да услышит!

Даниэль Сальваторе Шиффер (Daniel Salvatore Schiffer) — философ, писатель и представитель франкоязычных стран в международном комитете против смертной казни One Law For All.

Комментариев нет »

No comments yet.

RSS feed for comments on this post. TrackBack URI

Leave a comment

Все права защищены © 2018 Все самое главное в одном месте